• ser19v@yandex.ru

  • Тульская область, г.Узловая,
    ул.Гагарина, 27
  • +7 (48731) 6-66-11 +7 (953) 198-21-35
 
И помнит мир спасённый... 14.12.2017 10:08:00

И помнит мир спасённый...

14 декабря в 12.00 на площади Победы в Узловой пройдёт патриотическая акция, посвящённая 76-й годовщине освобождения города от фашистских захватчиков
В техникуме железнодорожного транспорта им. Бориса Сафонова проводится большая работа по военно-патриотическому воспитанию молодёжи. Создан филиал движения «Юнармия», проходят классные часы, тематические вечера, встречи с ветеранами железнодорожного узла. Студенты посещают музей локомотивного депо, а также участвую в предметных неделях в музее техникума. В декабре состоялась литературно-краеведческая беседа, связанная с освобождением Узловой от немецко-фашистских захватчиков.
Наш город освободили 14 декабря 1941 года. Сегодня рассказ о том, как это было.
И помнит мир спасённый...

Немецким планом молниеносного ведения войны – «блицкриг» предусматривалось разгромить Советский Союз за 3-4 месяца и завершить кампанию до зимних морозов. Однако упорное сопротивление Красной Армии не дало этого сделать. Противник, наступая на Москву, растянул войска по всему фронту до такой степени, что в решающих сражениях у столицы он стал терять ударную способность. Впервые за все предшествующие месяцы фашисты несли большие потери. Боевой дух германских солдат заметно падал. Вот что писал родителям в те дни ефрейтор Отто Залфингер: «До Москвы осталось очень немного. И все-таки мне кажется, что мы далеки от неё. Мы уже свыше месяца топчемся на одном месте. Сколько за это время легло наших солдат! Если собрать трупы всех убитых немцев в этой войне и положить их плечом к плечу, то эта бесконечная лента протянется, может быть, до самого Берлина… Мы шагаем по немецким трупам тех, кто шел впереди, завтра мы станем трупами, и нас также раздавят орудия и гусеницы…».
В этих условиях командование Красной Армии решило перейти из обороны в наступление. Войскам ставилась задача разгромить ударные группировки армий «Центр» и отбросить фашистов от Москвы.
5-6 декабря 1941 года началось контрнаступление войск Западного и Калининского фронтов (командующие – генералы Г.К.Жуков, И.С.Конев), а также Юго-Западного (командующий Маршал Советского Союза С.К.Тимошенко) на полосе в тысячу километров от Калинина до Ельца.
Опираясь на свежие резервы и новые формирования, Красная Армия с тяжелыми боями шла вперёд. За первые три дня удалось продвинуться на 30 километров. Фашисты держались стойко, но сказывалась неподготовленность к ведению войны в зимних условиях, недостаток подкреплений. Солдат Адольф Фортгеймер писал тогда жене: «Здесь ад. Русские…начали наступать. Каждый час приносит страшные для нас вести. Холодно так, что стынет душа. Вечером нельзя выйти на улицу - убьют».
Контрнаступление под Тулой предусматривало разгром 2-й танковой армии Гудериана. Удар по фашистам с флангов, заход в тыл и окружение осуществляли 1-й Гвардейский кавалерийский корпус генерал-майора Павла Белова, 10-я армия под командованием генерала Ф.И.Голикова (вошла и 239-я стрелковая дивизия), а также 50-я армия генерала И.В.Болдина.
8 декабря 1941 года перешла в наступление 50-я армия генерала И.В.Болдина. Наши воины проявляли смелость и находчивость, но фашисты оказывали упорное сопротивление. За два дня боёв войска 50-й армии смогли продвинуться лишь на 5 километров. Солдаты ощущали усталость от непрерывных сражений, сказывались большие потери. Поэтому наиболее активные действия командование возлагало на 1-й Гвардейский корпус Павла Белова и 10-ю армию Ф.И.Голикова, а армии Болдина отводилось в наступлении вспомогательное значение.
Как же действовали воины Белова? Уже тогда считали, что конница потеряла свои преимущества и её атаки против немецкой техники устарели. Особенно такое мнение господствовало среди немцев. Вот типичные рассуждения гитлеровских солдат: «Русские решили вернуть потерянный рубеж и пустили конницу, а немцы против неё выставили только три пулемёта. Кавалерия приближалась… Вот уже до русских сабель оставалось 400, 300, 200 метров. Пулемёты открыли огонь. Несколько длинных очередей – и храброй конницы не стало, вся операция длилась 5-7 минут…». Что же считал о тактике и стратегии боя кавалерист Павле Белов? В мемуарах он писал: «Огневая мощь воюющих сторон выросла к тому времени настолько, что атаки в конном строю стали анахронизмом. Они применялись разве только во время преследования деморализованного противника или для нанесения неожиданных стремительных ударов… Как правило, кавалеристы воевали в пешем строю. Но это не означает, что конница в тех условиях потеряла все свои преимущества. Благодаря подвижности, маневренности кавалерия с успехом использовалась для решения ряда важных задач. Конные полки можно было быстро перебросить с одного участка фронта на другой…Сабельные эскадроны рысью двигались по лесу, по кустарникам или за возвышенностью, укрывающей всадников от вражеских наблюдателей, станковые пулеметы перевозились на тачанках, запряженных четверками лошадей. Минометы и орудия на конной тяге тоже следовали с полком… Противник со своей техникой был привязан к дорогам. А мы (могли – А.Х.) действовать без них…».
В начале декабря 1941 года кавалеристы Белова развернули активное наступление на станцию Мордвес. Немцы не создали здесь сплошного фронта, но упорно оборонялись в деревнях, превратив их в опорные пункты с минными полями и проволочными заграждениями. В ночь на 7 декабря 1941 года Мордвес был захвачен. Павел Белов вспоминал: «Гитлеровцы убегали отсюда настолько поспешно, что не успели сжечь поселок, разрушили только центр. Улицы были так забиты брошенной техникой, что мой вездеход с трудом пробивался вперёд. Рядами стояли сотни тяжелых крытых грузовиков. Застыли без движения чёрные танки. На перекрестках – горы ящиков со снарядами, патронами, минами. Много было полевых и зенитных орудий, повозок, груженных всяким добром. На стенах домов виднелись немецкие надписи: «Отходить в Хавки». Я посмотрел на карту. Ничего себе шарахнулись гитлеровцы! От Мордвеса до этой деревеньки чуть не тридцать километров на юг».
Победа Красной Армии под Москвой не только разрушила немецкий «блицкриг», но и развеяла миф о непобедимости германских войск. Генерал-майор Павел Белов писал: «Угроза, нависшая над столицей, миновала. Свершилось то, о чем мечтали в те тяжелые месяцы, когда вынуждены были отступать на восток, оставляя противнику города и села».
Итак, в декабре 1941 года фашисты стремительно откатывались на запад. Стояли лютые морозы. По заметённым дорогам захватчики, потеряв в боях технику, отступали пешком, ехали в санях. Обмороженные и злые они врывались в крестьянские избы, забирали теплые вещи: пальто, бабьи платки, валенки. Напяливали на себя и уходили дальше. Гитлеровцы не останавливались на ночлег. Они драпали, со страхом повторяя одно и то же слово: «Козакен, рус козакен!» Так они называли конников Белова.
Узловую удерживали немецкие солдаты из разбитых в боях 167-й пехотной и 17-й танковой дивизий, также некоторые тыловые части 150. Все они входили в ударный костяк 2-й танковой армии Гудериана, но в декабре 1941 года беспокоились лишь о том, как бы быстрее удрать на запад и не попасть в плен к «русским казакам». Гитлеровцы поспешно грузили в вагоны оружие и военное имущество, готовясь к отступлению из Узловой.
Для освобождения города генерал-майор Павел Белов выделил 2-ю Гвардейскую кавалерийскую дивизию полковника Н.С.Осликовского. Он получил приказ обойти Узловую и окружить фашистов. Задачу выполняли: 5-й кавалерийский полк майора Брашикова (он выбил немцев из Каменки), 136-й полк подполковника Смирнова и 108-й полк под командованием подполковника, впоследствии генерал-майора Вячеслава Васильева.
Первым в Узловую 14 декабря ворвался 108-й кавалерийский полк Вячеслава Васильева. Противник сопротивлялся. Автоматчики открывали огонь с чердаков и подвалов. Однако участь немцев была решена. Павел Белов в мемуарах отмечал: «В наступательных боях командный состав корпуса использовал различные тактические приемы, добиваясь наилучшего сочетания огня и маневра. Поучителен в этом отношении бой за станцию Узловая. 14 декабря в район станции вышел 108-й кавалерийский полк 2-й гвардейской кавдивизии. Разведка полка, скрытно подобравшаяся к Узловой, донесла, что там скопилось много эшелонов. Гитлеровцы поспешно грузят в них воинское имущество. Командир полка подполковник Васильев решил захватить станцию и не дать фашистам увезти ценные грузы. Но как это сделать? Противник сильный, времени мало. Командир батареи 76-миллиметровых орудий капитан Обуховский предложил прикрыть своим огнем наступление полка. 76-миллиметровые орудия имели дальность стрельбы более одиннадцати километров. Это были как раз те пушки, которые корпус получил перед боями под Серпуховом. Батарея капитана Обуховского, не теряя времени, открыла беглый огонь с предельного расстояния. Снаряды рвались на железнодорожных путях, попадали в вагоны. Ошеломленные гитлеровцы бросились прочь от опасного места, прекратив все работы. А тем временем подполковник Васильев, используя складки местности, скрытно подвел полк к Узловой, в тыл противника. Немцы не ждали атаки. Прячась от снарядов, они разбежались по укрытиям. Васильев решил не спешивать полк, а произвести атаку в конном строю. Получив сигнал, капитан Обуховский прекратил обстрел. Но едва гитлеровцы начали вылезать из укрытий, воздух содрогнулся от громкого «Ура!» На фашистов стремительно неслись гвардейские эскадроны. Ошеломленные немцы падали, срезанные автоматными очередями или зарубленные клинками. Лишь немногие из них пытались оказать сопротивление. Полк занял станцию почти без потерь. Трофеи нам достались огромные. В вагонах, кроме снарядов и патронов, оказалось пятьсот с лишним совершенно новых станковых пулеметов. Мы очень обрадовались этому: с самого начала войны эскадроны не получали техники, а убыль была большая. Часть пулеметов мы немедленно распределили по кавалерийским полкам».
…14 декабря 1941 года. Стоял сильный мороз. Из-за деревьев и домов, разломанных и опаленных взрывами, пробивались лучи яркого солнца. Они скользили по белому снегу, от которого в округе все блестело и искрилось. Казалось, что сама природа отталкивала ужасы войны и стремилась к красоте. По улицам Узловой медленно ехали всадники на мохнатых низкорослых лошадках. Красноармейцы в полушубках, в валенках, в шапках-ушанках выглядели усталыми и изможденными. Их воротники от мороза были покрыты густым инеем. Узловчане искренне радовались: в город вступили наши «советские, красные, русские» части.
Узловчане хорошо запомнили день освобождения. Рассказывает Д.В.Романов: «Как только наши части вошли в город, улицы стали заполняться народом. Город ожил. Жители со слезами радости на глазах встречали солдат, делились с ними хлебом, махоркой. А на другой день, на Советской площади провели митинг, посвященный освобождению Узловой от немецких захватчиков». Приняли решение быстро восстановить разрушенное.
В 1966 году в городе появились две улицы: 14 Декабря и Генерала Васильева. Так узловчане увековечили славную дату и имя человека, который избавил город от оккупантов.
Александр Хорев


Возврат к списку

Написать в редакцию